06:47 

про халат со слонятами

Mobus Kandobus
there is a box?
Начну с того, на чем остановилась.

я приехала в Нью Йорк к никите.

Развесила вещи на вешалки, выставила обувь в ровный ряд, припарковала велосипед в back yard, засунула зубную щетку в дырку для зубных щеток, постелила новые простыни, заползла под одеяло и свернулась комком. В этой квартире с неработающим камином из красного кирпича и пожарной лесницей вместо балкона прошли, пожалуй, лучшие годы моей жизни.
Но вернуться в квартиру - дело одно. вернуть лучшие годы - другое. уже спустя неделю мое йью йоркское существование стало крошится на части еще даже не успев собраться в общее целое.

сначала к нам в дом приехала Никитина жена Мариша и все ее 33 чемодана украинского барахла со стразами.
Дело в том что, как оказалось, Никита свою истеричную mail order bride выгнал сам. дал ей кредитную карту в руки и поставил флаг на башню. Потом позвонил мне и пригласил приехать и жить с ним маленькой, но дружной семьей.
И вот, несколько месяцев спустя, мариша и ее стразы обьявились на пороге со словами “давай начнем сначала” и, не дождавшись никитиного ответа, прошли на кухню нарезать салат оливье.

Что в такой ситуации делать кате - понятно было не совсем. квартира у нас однокомнатная. катя живет в спальне, никита живет в гостиной, мариша живет где то на кухне, маришины вещи живут у кати на голове, никитиным носкам некуда упасть. у кати - ни денег, ни работы, ни мебели, ни плана на жизнь, ни веры в светлое будущее. идти некуда, бежать незакем, что делать - совершенно непонятно.
Еще недоев салат оливье Машина и накита стали ругать и выяснять отноешиня. Потом ненадолго мириться, громко заниматься сексом и опять ругаться.
Я в такие моменты притворялась глухой дохлой веточкой и придумываю план эвакуации.

Мои дни проходили в поисках работы и ожидании чуда.
Но резюме уходили в никуда, приглашения на интервью не поступали, а телефон упорно молчал.

пока однажды утром не позвонили из New York Metropolitan Hospital и не приказали срочно бежать на прием. дальше мне сказали что то про плохие результаты моего рутинного гинекогогического осмотра. вторую часть я уже не слышала, потому что бежала в госпиталь высоко подбрасывая колени и роняя слезы на асфальт.

- у вас развивается рак шейки матки, - сказал мне врач с русским акцентом и добрыми глазами.
Что в принципе звучало как: “нехрен, катя, было трахать с кем попало в свои молодые годы”. что справедливо.
Мне сказали что мой случай настолько запущен, что меня протолкнут без очереди и назначат операцию на 19 декабря.

До 19 декабря была одна неделя, которую я провела в слезах, соплях и молитвах. Бесстрашная катя, которая в горящую избу войдет, козу на скаку остановит, наркоту в унитазе спрячет, в колымагу к пяти ананистам сядет так сильно зассала перед операцией в одном из лучших госпиталей нью йорка, что написала завещание.
кроме шуток. я завещала всю свою обувь Марине Абалеш-й , всю свою одежду Женни, свой велосипед Лене Скоро-ой (потому что насколько я помню, лена не умеет на нем кататься. вот научится заодно), а права на свою никчемную писанину я завещала Кате-sugarfree.

На случай если я не умру, я пообещала сделать себе 3 вещи
- написать книгу
- носить каблуки хотя бы раз в год
- снимать косметику перед сном
- поливать Никитины цветы
то есть 4 вещи получается.

Всю ночь накануне операции я провела перед раскрытым шкафом, думая, что надеть. Мой гол был не прост - выглядеть красиво чтобы врачам жалко было меня раскромсать на части, но не расфуфыренно, как украинская стриптизерша, чтобы не взбесить консервативных медсестер. комфортно, чтобы чувствовать себя как в своей тарелке, но не дешево чтобы не слиться с контенгентом бездомных алкоголиков, которых будут резать в соседней операционной. За два дня я удалила воском волосы на всех частях тела, до которых только могла дотянуться и поджарилась с солярии до золотистой корочки.
я очень долго укладывала волосы и пыталась привести распухшее заплаканное лицо в красивое заплаканное лицо. Я продумала все в плоть до того, что мои черные трусы СК сочетались с Черными носками СК.
как только я зашла в госпиталь, мне тут же выдали мешок для вещей (куда надо было сложить всю свою одежду от сумки до трусов) и светло синий чепчик (куда надо было запихать все мои длинные, свеже уложенные большими волнамт волосы.)

После чего медсестра протянула мне желтые смешные больничные носки и два халата. один распахивался спереди, другой сзади. На одном были цветочки, на другом - маленькие слонята.
- так, - медсестра взяла чарт и быстро пробежала по нему глазами. - будет общая анастезия. вы ничего не ели и не пили 8 часов, как вас и просили. да?
- да.
вру. я нажралась как свинтус прямо за несколько часов до операции. решила что уж если умирать, то можно напихать в себя калорий на все 50 лет вперед.
-ну как, - говорю, - я попила воды утром.
- о НЕТ! сколько?
- ну… - я не знала, что надо было врать.
- пол стакана? - спросила мед сестра с частом в руках.
- ну стакан…
ага. а еще кефирчику литр, творожка до отвала, две плитки черного шоколада и закусила большим красным яблочком. прямо с косточками.
Ну все, говорят мне, операцию делать нельзя. а то если меня положал под анастезию, я захлебнусь той самой водой, которую выпила.
Захлебнуться я ничем не хотела, но и операцию переносить тоже было не вариантом.

- we can do epidurial. Анастезию, которую женщинам делают при кесоревом сечении.
на этом и порешили.

меня загрузили в телегу и покатили. спустили на лифте на операционный этаж и припарковали рядом с каким то волосатым дальнобойщиком.
Я стала реветь, захлебываться соплями и кричать - "AM I GONNA DIE?!", волосы вываливались из под чепчика, слезы капали на простыню.

Пришел врач, посмотрел на меня как на психованую идиотку.. то есть не так. пришел врач, посмотрел на меня, психованую идиотку, и ушел.
пришли мед сестры, взяли мою каталку с двух сторон и покатили. прокатили по длинному убогому коридору, закатили в дверь операционной и остановили. до этого дня операционную я видела исключительсно в сериалах. она была полна сексуальных докторов и красивых медсестер. в реальности было не совсем так. все, что увидела я, пока меня вкатывали в мясорубку - яркий свет больничных ламп, от которых жгло заплаканные глаза, тумбочка с набором препаратов для заделки мяса, какие то мониторы и два стола.
я тут же схватилась за ручки своей каталки и спрыгнула желтыми больничными носками на кафельный пол. все еще в слезах и с криками “No, i cant do it!” я стала прокладывать путь к заветной двери с надписью EXIT. не успела я пройти 3 шага, как кто то схватил меня за мой задний халат со слонятами и притянул назад к моей каталке. 5 разных рук подняло мое тело и уложило на стол. я почувствовала как мне в спину вставили иглу размером с грузовик. после этого я брыкалась недолго. мое тело онемело и ноги стали весить 700 кг.
через 4 минуты мне сказли что все закончено.
- Нет. кричу я, - вы наверняка что то не вырезали; вережте все!! все! не оставляйте ничего! вырежче нафиг все шейку матки. она все равно мне ни к чему.
- Мы вырезали все что смогли, угомонись уже, - сказала мед сестра и подкотла мою передвижную кровать.
Самым адом были последующие 4 часа. меня положили на кровать и огородили занавесками. Мои ноги стали постпенно отходить от анастезии и я проклянала все на свете.
я чувствовала что вместо моих ног у меня ноги слона. на которые навалился кузов и сдвливает мне все вены так что слоновые ноги распухают еще больше и гляди вот вот лопнут от вздутости.
- here is you epidural. you chose it. - сказал мне какой то мед брат и протянул горшок.
я закрыла глаза и уснула на 2 часа.

когда проснулась, ноги стали легче, а горшок стоял на прикроватном столике
- пока ты сюда не поссышь, мы тебя домой не отпустим. - сказала мне мед сестра.
ОНа помогла мне поднять зад и уместила подо мной этот мерзкий горшок.
- вот так, - говорит, - удобно тебе?
what do you think?!
Сестра стояла и смотрела на меня пристальным взгялом. при таком взгляде взгляде я бы есть не смогла, не то что ссать.
через минуту она додумалась выйти, закрыть штору и дать мне немного privacy.

Еще через час я уже могла ходить. Мне вернули мою одежду и конфисковали халаты со слонятами и цветочками. я оставила себе желтые носки на память.
На прощание сказали что если мой телефон зазвонит в течении следующих двух недель - все плохо.
Послеоерационный осмотр назначили на 5 января.

мне было приказано два дня сидеть дома, две недели не кататься на велосипеде, 2 месяца не заниматься сексом.
Я вышла из госпиталя. домой идти не хотелось. там наверняка был никита и его верещащая жена. они либо ругались, либо трахались. либо пили коньяк, после чего ругались и трахались.
я пошла в кинотеатр на 3ю авеню и 86 улицу. купила билет на первый попавшийся фильм. мне надо было отвлечься от своей жизни, а потом решить, что делать дальше.

URL
Комментарии
2015-08-20 в 08:48 

Я сама себе волшебница.
Mobus Kandobus, а потом, что же было потом?!

2015-08-20 в 11:28 

.sugarfree
Aut viam inveniam, aut faciam...Или найду дорогу, или проложу ее сам...
Катя! так рада твоему возвращению! И очень тронута, что ты подумала обо мне, составляя завещание! ))))
Что дальше то было?

2015-08-20 в 15:02 

Viva
Мы люди серые, романов не пишем.
бля, Катя, надеюсь, мне ещё долго не достанется велосипед!

2016-11-08 в 19:16 

Василиса*
С прошедшим днём рождения!! ):pozdr3:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

"Оттого, что ты вставил в жопу перо, ты еще не стал павлином"

главная